2 ноября – 26 ноября 2016 года

Мария Холмогорова
«Семантика снов»

Живопись

Галерея современного искусства "Арка"

Галерея современного искусства "Арка"

Галерея современного искусства "Арка"

Галерея современного искусства "Арка"

Галерея современного искусства "Арка"

Галерея современного искусства "Арка"



Со 2 по 26 ноября 2016 года в галерее «Арка» пройдет персональная выставка Марии Холмогоровой «Семантика снов». Зрителю будут представлены 16 новых полотен, предлагающих взглянуть на окружающую действительность глазами художника, интерпретирующего реальность снов. Это четвертая персональная выставка автора в галерее Арка.

Чем больше я рассматриваю работы Марии Холмогоровой, тем меньше мне хочется исследовать, классифицировать, сопоставлять и вообще применять искусствоведческие навыки. Мне хочется просто смотреть, удивляться, вскрикивая внутренним голосом: «Ну ни фига себе! Как она это делает?» И не могу отделаться от чувства досады на себя, - объясню, почему. Когда я училась в художественном училище, то, не имея опыта профессионального анализа произведений искусства,  придумала себе критерии попроще. Их было два. Первый – «нравится-не нравится», хорошо ли мне у этой картинки, могу ли я «войти» в нее и «пожить». Второй критерий – замерить по себе: «сумею», «и лучше смогу», «наверное, смогу, если сильно постараться» и «нет, у меня так не получится». Быть «как все» не хотелось, быть лучше всех – не получалось, без искусства – никак, так и оказалась на искусствоведческом факультете. И если бы мне тогдашней увидеть сегодняшние работы Маши Холмогоровой, был бы еще повод податься в теоретики, потому что стать таким живописцем у меня бы не получилось. Как ей это все удается?

Как удается сочетать такую лаконичность, практически минимализм и обобщенность, практически монументальность, с четкостью и даже дотошностью мелких деталей. Как получается сделать, что, к примеру, потрескавшаяся краска оконного переплета в «Натюрморте с ракушками», или петельки вязаной кофты у старушки из картины «Осень», практически пересчитанные с терпеливой тщательностью, не мешают общей цельности? Умом понимаю, что дело здесь в точном чувстве тона и понимании большой формы, когда разобраны по тону основные массы, то внутри тонального пятна можно сколько угодно прорабатывать подробности, если удержать их в пределах этого самого пятна, чтобы не дробили его и не нарушали большую форму. Понятно-то – понятно, но все равно, как же здорово!

У Маши вообще просто потрясающее чувство меры, в ее работах ровно столько художественных средств, сколько требуется для раскрытия содержания. Не больше и не меньше. И в композиции, и в колорите, и в отборе деталей – все в точку, ничего лишнего. В картинах с одной –двумя фигурами, изображающих, например, солидного мужчину с фотоаппаратом, среди стаи голубей или дворников, откапывающих город после очередного циклона, это, в принципе, очевидно. Не так очевидно, но тем более интересно то, как удается примирить лаконизм с множественностью объектов, - как в картинах «10 мая», «На пленэр» или «Осень. В Покровском парке». Разгадка в том, что любое множество можно привести к единству, если уметь группировать элементы по цвету, тону, размеру – и по расположению в картинной плоскости, конечно. А как Маша работает с большими, как будто монохромными на первый взгляд, плоскостями! И насколько там на самом деле много оттенков и тончайших переходов из цвета в цвет!

Плоскостность и пространственность – вообще отдельная тема. Маша Холмогорова может просто потрясающе организовать плоскость холста – именно плоскость, разбив ее на плоскостные же участки, и одновременно, создать эффект глубины пространства, практически не используя линейной и воздушной перспективы, никаких сфумато, списывания очертаний с фоном и прочих приемов, наработанных за века реалистической живописи. Ей не нужна иллюзорность в передаче глубины, если пространственная плановость создается формой, цветом и тоном самих живописных пятен, - а это, между нами говоря, высший пилотаж для художника!  Я даже жалею немного, что не преподаю в художественном училище потому что на Машиных работах можно показать и объяснить студентам практически все закономерности формальной композиции и зрительного восприятия, начиная от выбора формата, - а Машу отличает особое пристрастие к непростым для композиционного заполнения квадратным или удлиненным горизонтальным форматам, и заканчивая тонкостями балансирования между ясностью и недосказанностью. Причем недосказанность и сюжетная – когда интрига скрыта («Что там» - все столпились у колодца, смотрят в него – и мы тоже хотим посмотреть. И пластическая – чернота входного проема ведущего в восточный храм, затененные или отвернутые от зрителя лица персонажей («Осень», «Осень. В Покровском парке»).

Вообще так характерные для Холмогоровой большие плоскости тона и цвета, обобщенность формы, четкость силуэтов и строгость рисунка напоминают о «суровом стиле», но его ясность и мужественная лирика согреваются добрым юмором. Особенно впечатляет юмор в картинах на классические темы. Святой Георгий в джинсах красуется на спине поверженного дракона посреди толпы зевак, кто с фотоаппаратом, кто на телефон снимает, кто просто так глазеет. Библейский Ной с удочкой, в майке, в закатанных под колено штанах подставляет лысину закатному солнышку и он же пьяненький (а как не выпить после такой работы, ведь столько божьих тварей спас!) спит под деревцем, а слон аккуратненько хоботом поправляет  ему штанину. Легкомысленная девчонка Европа загорает на спине быка, красится помадой, болтает ножками в воздухе. И все это очень естественно, как будто так и было, без принижения и стёба. В картине «Ожидание» молодая беременная женщина серьезна и возвышенна как юная мадонна эпохи Возрождения, золотой фон мерцает с византийским благородством, - и тут же отсылка к бытовой «мифологии» - аист и целое поле капусты. Забавно, трогательно, и очень по-нашему, по-российски. Да и сам ковчег – тоже наш, битком набит ящиками, контейнерами, коробками, самодельными домиками – и во всех твари парами, среди коих, к примеру, неведомые Библии дальневосточные красноклювые топорки.

Публика во Владивостоке, возможно и не замечает, а вот со стороны приморский колорит в работах Холмогоровой заметен. Причем присутствует он ненавязчиво и деликатно, то с лирикой, то с улыбкой, - у птицы Алконост перепончатые лапки голубоногой олуши, на дальнем плане в «Опьянении Ноя» - острова с вулканами и океан. Океан – позади пастбища с черно-пестрыми коровами и за эдемским садом, по океану плывет Ноев ковчег и даже там где океана нет, а есть только земля и небо («Автопортрет с тыквой», «Автопортрет с молодильными яблоками», «98, 99, 100») – есть ощущение его присутствия и того, что ты - на краю земли. Даже сам колорит многих работ с особенным серым – тоже приморский, насыщенный ветром и влагой.

В колорите, кстати, часто преобладают холодные цвета неба, воды и дали. Из-за этого в совокупности с четкими очертаниями и жестким рисунком живопись Маши на поверхностный взгляд может показаться рациональной или даже холодноватой, но если же приглядеться, то видишь бездну любви в изображении мужа («Глубоко в небе, высоко в море» и дочерей («Прогулка», «Саше 18 лет»), пронзительную  нежность к старикам («Осень»), протест и ярость в экорше лошади («Натюрморт с гипсовой фигурой», уважение и благодарность к орудиям труда (Натюрморт»), трепет перед белым холстом («Начало»).

Глубинная эмоциональность картин Холмогоровой по мере творческого взросления автора дополняется интеллектуальной составляющей, ее работы становятся сложнее, иногда – загадочнее и в чем-то непонятней, но тем интереснее наблюдать за этой органичной и внутренне обоснованной эволюцией. В ее творчестве  незатейливая поэтизация повседневной жизни (примерно до 2005 г.) постепенно переходила к обобщениям, когда за изображением, нередко фрагментарным, жизненного факта просматривалось некое большое явление (сюжетные работы 2010-х гг). Натурная убедительность сплавлялась с фантазией («Икарушка», «Изобретатель», «Пятница», «Автопортрет с тыквой»), и сейчас, не отрываясь от жизненной реальности, Мария Холмогорова все глубже погружается в сферы абстрактных идей, психологических состояний, семантики слов, мифологических и культурных архетипов («Плоский мир», «Россия – родина слонов», «Эдем», «Продавец птиц»), задает сама себе все более сложные вопросы о смысле и ценности бытия («Автопортрет с жар-птицей  и молодильными яблоками», «Колыбельная», «Автопортрет с рыбой», «Эдем», «Алконост»).

В стране, где десятилетиями провозглашалось, что искусство должно служить людям, «принадлежать народу», воспитывать нравственность и прочее, - возможно, не все согласятся, что из многочисленных функций искусства самовыражение важней социальной проблематики. Не все согласятся, что самое важное для художника   работать для себя и о себе. Не в смысле поиска дешевой популярности, а в смысле искренности. Если художник честен в диалоге с сами собой – он будет, пусть не всеми, и понят, и оценен.

Творчество Марии Холмогоровой – отражение ее личности, ее сомнений, размышлений, радостей и тревог. Это ее кроссовки стоят у входа в храм, ее кисти и краски ожидают прикосновения к белому холсту. Это она пишет этюд на краю земли, слушает морскую раковину в порту, сидит на огромной, как земной шар тыкве под куполом неба, надкусывает молодильные яблоки и,  обнаженная, засыпает в океанской воде. Это она, Маша Холмогорова, такая, какая она есть, не боясь и не притворяясь, идет навстречу  нам. Рассказывая о себе, говорит с нами и о нас всех. Говорит на высшем из языков – языке художественных образов. Потому что при видимой реалистичности и повествовательности, ее живопись снова и снова подтверждает, что в основе изобразительного искусства – не ИЗОБРАЖЕНИЕ, но ОБРАЗ.

Наталья Тригалева, искусствовед


  • Мария Холмогорова родилась в 1973 году в г.Владивостоке.
  • Окончила Владивостокское художественное училище, Дальневосточный государственный институт искусств.
  • Работает преподавателем специальных дисциплин в ВХУ.
  • С 2000 года член международной женской творческой ассоциации
    «Цветы мира».
  • С 2001 года член Союза художников России.
  • С 2012 года Член корреспондент Российской академии художеств.
  • С1999 года постоянный участник городских и краевых, всероссийских и международных выставок.
  • В творческой биографии художницы восемь персональных выставок, а также награды, благодарности и дипломы Министра культуры РФ, Российской Академии художеств, Союза художников РФ. 


 
e-mail:
Design: Создание сайтов во Владивостоке AWD Studio
© 2001 - 2017 Галерея «Арка», Все права защищены.