21 ноября – 16 декабря 2017 года

Екатерина Архипова
«СОСТОЯНИЯ»

живопись, графика

Галерея современного искусства "Арка"

Галерея современного искусства "Арка"

Галерея современного искусства "Арка"

Галерея современного искусства "Арка"

Галерея современного искусства "Арка"

Галерея современного искусства "Арка"

Выставка «Состояния» Екатерины Архиповой, приуроченная к ее 50-летию, представляет зрителю ряд работ последнего двадцатилетия – портреты, композиции, серию полотен в жанре «ню», натюрморты и акварели – характеризующих автора как сложившегося мастера со своей особой ярко-выраженной художественной манерой, открытым взглядом на мир и неустанной внутренней работой.

Название выставки неслучайно. Состояние – всего лишь отвлечённое понятие, обозначающее множество устойчивых значений переменных параметров объекта. Этой выставкой Екатерина Архипова предоставляет искушенному зрителю уникальную возможность увидеть последовательную смену состояний и быть вовлеченным в сам этот процесс.
Екатерина Архипова достаточно громко заявила о себе в художественных кругах Владивостока и Находки в середине 90-х прошлого века недюжинным мощным талантом, неповторимой живописной интонацией, только ей присущими колористическими решениями, откровенными смелыми аллюзиями в сторону Сезанна, Модильяни и Матисса, которые, к слову, читаются и в ее нынешних работах, высоким уровнем всего, к чему прикасается, в творчестве и в жизни. Стиль ее и сейчас узнаваем, индивидуален, однако юношеский кураж сменился задумчивой мудростью, взрыв чувств – глубоким эмоциональным переживанием, желание доказать всем, что она лучшая, – сосредоточенностью на самосовершенствовании.

Три почти фундаментальных композиции – «Чудесный улов», «Рождество» и «Горная трапеза», написанные в первое пятилетие нового века, по-прежнему напоминают гармонично уравновешенные скульптурные группы, с четкими объемными фигурами, но ландшафт теряет плавность и прочность, характерные для раннего творчества автора. Фигуры отдаляются от привычной античности, и, хотя и сохраняют некоторую барельефность, композиционная линия, объединяющая персонажей, острые крыши условного пейзажа, уверенно отсылают зрителя к треугольнику – единству, Троице. Свойственный Архиповой колорит, с преобладанием разных оттенков терракотовых, сине-зеленых, охристых тонов звучит здесь приглушенно, туманно, обманчиво. Как и созерцательное состояние, в которое погружены персонажи, вдруг оборачивается тревожной грустью, которая неумолимо передается зрителю. Совершенно иное состояние вызывают «Купальщицы» – своеобразный манифест смены мировоззрения – композиция отсылает зрителя к знакомым античным «амазонкам», но уже иным – тихим, радостным, расслабленным, обретшим любовь и независимость. Живопись здесь кажется прозрачной, цвета простыми и однородными, но изящными, что достигается сложнейшей техникой наложения краски, чем художник владеет более чем виртуозно.

Другой аспект творчества – серия портретов и работ в жанре «ню». Тонкая, почти неуловимая грань отделяет портреты первой декады третьего тысячелетия от второй, обнаруживая резкую, почти кричащую, инаковость в обнаженных композициях последних трех лет.

Задумчивые, погруженные в себя, порой намеренно прячущие от зрителя взгляд, образы – «Зимний портрет», «Вечер на даче» – отнюдь не психологический портрет, а своеобразное исследование себя через конкретного современника, выхваченного из ритма жизни и течения времени вообще, погруженного в созерцательную тревожность, оборачивающуюся медитативным молчанием, приглашением внутрь и зрителя, со-стоянием со-переживания. Персонажи находятся внутри собственных эмоций, что совершенно созвучно состоянию художника – мятежный поиск счастья, творчества, жизни, любви. Невозможно уйти от ощущения, что портреты Архиповой – те же композиции, только выстроенные вокруг центральной фигуры, образа, вылепленного широкими, уверенными цветовыми пятнами, как и пространство вокруг, которое только подчеркивает, что точка входа в картину – лицо. При этом в каждом уникальном образе очевидна автопортретность – художник намеренно погружается в со-стояние с моделью, эмоционально воздействуя на зрителя и подчиняя его восприятие настроению тихой грусти и размышлений. Живопись портретов несколько отличается от композиций, но остается способом передать эмоцию, состояние эфемерной, но стены между художником и миром – те же тонкие, звенящие переходы, переливающиеся фоны, преобладание зелено-синих тонов с вкраплениями охры, та же фирменная дымка, неизменное sfumato, отсылает к осознанию зыбкости происходящего.

О совершенно ином состоянии портреты 10-х годов ХХI века – «Девушка в синей блузе», «Лиза» – постепенно обретающие силу и радость. Буквально поют гимн жизни образы в серии «обнаженных», созданной в последние три года. Перед зрителем – яркие, почти музыкальные образы, поэтичные и загадочные по своему содержанию. Обнаженные молодые женщины со спокойным интересом, трогательной непосредственностью, задумчивой томностью и беззастенчивостью разглядывающие с полотен проходящий мимо людской поток, излучают проникновенную чувственность, красоту и непредсказуемое женское обаяние. Архипова не изменяет и здесь своей концепции красоты, пониманию ее как архитектуры человеческого тела – чистые, законченные формы, истоки которых в любимой ею античности. Именно в этой серии художница умело использует своеобразный композиционный прием – blowup. Фотоувеличение не разрывает композицию на части, а заставляет мысленно дополнять картину, приближает к образу, подчеркивает интимность эмоциональных отношений художника и модели, вовлекая в процесс третьего, смотрящего. Композиция выстроена так, что сначала взгляд концентрируется на лице, затем соскальзывает на тело, а после охватывает все полотно целиком, возвращаясь опять к лицу. Такая ритмичность обусловлена не только «фотоувеличением», а синергией композиции и рисунка в целом – все фигуры будто забраны в неправильные окружности, линии ритмичны, легки и естественны, неизменно по-«матиссовски» плавны и тягучи. В живописном аспекте – работы пластичные и цельные, написаны мягко, но фигуры и окружающее их пространство по-прежнему лепятся цветовыми пятнами, складывающимися в единый живописно-эмоциональный сплав, при этом автор действует тонко и осторожно, любуясь, модуляции цвета прозрачны и нежны. Отдельного слова заслуживают пространства, без которых образы не мыслятся – фигуры плотно вписаны в искрящиеся и переливающиеся осколки калейдоскопа, магически складывающиеся в радостные сны и мечты, только слегка приоткрывающие тайну изображенной натуры. Неизменная сине-зеленая, охристая гамма, к которой мы привыкли в ранних работах, звучит здесь почти чистыми радостными оттенками, а в фирменном sfumato преобладают уже не серо-зеленые, а розово-голубые тона.

Особого внимания в экспозиции заслуживают натюрморты. Мастер этого жанра, Архипова радует нас своеобразной манерой, продуманными композициями, сложным колоритом. Натюрморты, как им и положено, фигуративны, предметны, но даже здесь изображенное – предмет эмоционального воздействия. Художник полностью властвует над зрительским восприятием и не скрывает этого – темпераментно-чувственные груши и яблоки, строгие бутылки и радостный лук – торжество живописи, рисунка и радостного освобождения.
«Состояния» Екатерины Архиповой – особая выставка – некая точка входа в личное внутреннее состояние художника, в котором стена между ним и миром рухнула, и стало очевидным, что внешнее – всего лишь катализатор внутреннего, отражение ее жизненного кредо: «Искусство для меня – это возможность не просто украсить мир, а помочь ему стать добрее и прекраснее».

Ольга Щукина,
искусствовед

 
e-mail:
Design: Создание сайтов во Владивостоке AWD Studio
© 2001 - 2017 Галерея «Арка», Все права защищены.