20 августа — 7 сентября 2019 года


Константин Аликин
«Галопом по...
»
Фотография



 

КРАТКИЙ МИГ И ДОЛГИЙ ПОЦЕЛУЙ ОТ КОНСТАНТИНА АЛИКИНА

Современные люди изранены. Одни беспрестанными стрессами, другие вполне реальной неутолимой болью, иные стойким внутренним дискомфортом и напрасными ожиданиями. Такова расплата за цивилизацию. Приходится окружающий и собственный мир сочинять, додумывать, припудривать, приукрашивать. Выкладывать в социальных сетях свидетельства счастливой жизни, личных побед, своих и чужих доблестей. И это тоже – модель социального «врачевания», способ выхода из тупика: не смотря ни на что, человечество стремится к гармонии.

Творчество современных фотографов, эклектичное по своей сути, приобретает особую актуальность в этом сложном мире, современном мире постмодернизма, основанном на интертекстуальности, а, следовательно, взаимопроникновении различных культур; стоящем на искусстве, где непререкаемой ценностью признаётся ничем не ограниченная свобода самовыражения художника,

Искусство Константина Аликина – тоже часть реалий нашего времени, искусства эпохи постмодерна. В нём легко обнаруживает себя и интерес к интернациональному обозрению окружающего мира, и анализ, и цитирование, и стирание границ между иллюзией и жизнью, и ирония, и игра , и свободное движение смыслов – все в нём есть. Но для Аликина эти приёмы не самоцель и не средства продвижения своего искусства. Для него это, скорее, фильтр. Способ «отделить зёрна от плевел». В отличие от многих других людей с камерой в руках, у Константина Аликина нет постоянного стремления выделить для языка фотографии свою территорию. Он просто поступательно и упорно создаёт собственное своеобразное экспериментальное поле, в котором вопросы, поставленные самому себе о природе современной фотографии, могут получить неожиданные и непредвиденные ответы. Найти небольшую часть этих ответов можно на новой выставке «Галопом по…», организованной галереей «АРКА», которая верна себе, в стойком желании знакомить зрителей с искусством фотографии наших дней, поражающим многообразием и креативностью российских и зарубежных авторов.

Что касается творчества самого Аликина, то непреодолимое желание фотографа наблюдать за миром, его внимание к людям, удивительное чувство духа времени за минувшие годы соединились и сложились у него в большой и серьезный фотоархив.
В определённом смысле, сегодня работы Аликина уже могут быть причислены к классике «стихийной волны» приморского фотоискусства, оставаясь при этом в созвучии с тем, что происходит сегодня с фотографией в мире – с расцветом гуманистического направления в этом виде творческой деятельности.

Как и многие его зрители, Константин Аликин – человек своей эпохи, своей музыки, своих героев. Ему повезло: его снимки никогда не переживали ни «цензурное» кадрирование, ни «идеологическую» ретушь. Он не любит таких, во многом обязывающих слов, как «художественная фотография», «фотомастер», «фотохудожник». Его любимая камера «Canon»; интерес к фотографии родом из школьно – студенческих лет, когда основой арсенала фотографа были советские «ФЭД» или «Зенит». Профессия у него инженерная, но с 2004 года его основным способом самовыражения становится фотография. Из своих многих поездок он привозит огромное количество фотографий, зачастую соединяя в них абсолютно разные миры. Но к зрителям его фотографии всегда приходят в первозданном, правдивом, виде: Аликин не признаёт инсценирования человеческих чувств и жанровых сцен. По его убеждению, эмоции, зафиксированные на фотографии, должны быть подлинными. Даже когда он применяет репортажный метод съемки – всё подлинное. На его фотографиях не бывает ни намека на фальшь, напыщенность, искусственность человека или ситуации.

Стремясь поместить сделанное Аликиным в жанровую иерархию, многие его снимки придётся логично разместить в графе «фотоочерк» - термин, бытовавший ещё в среде советских фотомастеров. Правда, в наши дни принято пользоваться более элегантным английским определением с помощью кальки с английского слова story, обозначающим, в прочем, у зарубежных фотографов то же самое. Этих самых «стори» или жанровых фотографий у Константина Аликина великое множество. В данном случае, его мастерство фотографа определяется умением выявлять и отражать в фотографии все то, что скрыто от глаз обывателя, сочетая в кадре удачный ракурс, эмоциональную окраску и полноту сюжета. Несмотря на изящную простоту и кажущуюся будничность сюжетов, работы Аникина многослойны и наполнены неожиданными метафорами, которые способна выстроить, пожалуй, только документальная фотография. Автор мастерски использует свет, обладая многолетним опытом и знаниями в механике и технике фотографии. Именно поэтому, иногда его работы бывают подобны сделанным вручную гравюрам. Там, где это необходимо, он манипулирует изображением с помощью компьютерных техник, - но только для того, чтобы расставить акценты и материализовать первоначальный замысел.
 Константин Аликин находит вдохновение как в минувшей истории, так и в самой реальной жизни: окружающих его людях и предметах, «лицах» городов, мимолетных впечатлениях и ощущениях. Он создает глубоко личные, чувственные, изящные и завораживающие образы. В пойманных объективом позах людей, сидящих в креслах летних кафе, лежащих на траве в парке, спешащих в уличном потоке по своим делам, ожидающих телефонного звонка у подножия исторического фонтана - в насыщенных глубоких тонах и мягком фокусе угадывается влияние не только фотографии XIX - начала XX века, но и более ранней живописи великих европейских живописцев, знатоков «светотени».

Вообще, о портретах, создаваемых Аликиным, можно говорить отдельно. Обращаясь к человеческим характерам, фотограф не впадает ни в схематичность, ни в примитивизм, ни в повторы. Собственно, серии портретов, сделанные автором - это чаще всего и не портреты в привычном их понимании. Скорее, это - бесконечный поток жанровых зарисовок, с помощью которых ему удается максимально достоверно рассказать о буднях и заботах самых разных людей, разных социальных статусов и поколений. 
 Особая тема фотоочерков К.Аликина – городской пейзаж, архитектура, один из самых сложных с технической точки зрения жанров фотографии. Тем не менее, в наши дни этот жанр набирает необыкновенную популярность, ведь именно архитектурная фотография позволяет путешествовать во времени и следить за развитием истории человечества через созданные им шедевры. Но и здесь автор выбирает свойственный только ему путь фотоосвоения городского пространства.

Для Аликина гораздо более важно запечатлеть атмосферу места, понять морфологию его пространства. Находясь в столице Великобритании, Аликин снимал не отдельные архитектурные памятники, а город вообще - старый Лондон - таким, каким его знают и любят сами горожане - со всеми его улочками, дворами, закоулками, мелкими деталями зданий, дверями, дверными ручками, приметами быта.
 По этой же причине на снимках, сделанных в Швейцарии в окрестностях города Интерлакен, присутствует некое метафизическое настроение, особая мистическая атмосфера. В поле зрения фотографа – изумрудные равнины и леса, величественные горные массивы, кристально чистые воды горных ручьев, бирюзовая гладь озёр, живописные долины с аккуратно скошенной травой на склонах холмов. Красота природных шедевров со снимков Аликина кажется ирреальной, а пейзажи лёгкими для съёмки. И лишь опытный зритель непременно поймёт, что каждый фрагмент этой «альпийской сказки» был для фотографа не пассивным отпечатком свойств действительности, а активным психологическим процессом. Довольно часто Аликин наслаивает свое собственное восприятие на реальный объект с помощью необычного ракурса. В Италии, снимая улицы Бергамо, для него было важно выразить собственные эстетические идеи через фото архитектуры, а не показать объект таким, какой он есть.
Создавая «портреты» городов, Аликин не ставит узкой целью получение сугубо документального снимка, создающего необходимое представление о внешнем виде снимаемого объекта или его деталей. Хотя, как то и требуется при архитектурной съёмке, для него важное значение имеет выбор точки съёмки по высоте, отдалённости и углу съёмки. Именно это определяет в его фотографиях общую композицию кадра, ритмику деталей, перспективу, соотношение планов. Оригинальный выбор ракурса – вообще отличительная черта, большой плюс работ Аликина: съёмка в городских условиях, при отсутствии достаточного пространства вопрос не только тренинга, но и выверенного вкуса.

При помощи этих «путешествий» через фотографии Аликина, зрители могут ощутить новый опыт пространства, в том числе и эмоционального его освоения. Кадры, сделанные им на берегах Адриатики и Средиземного моря, по-итальянски эмоциональны и экспрессивны. Пейзажи Северной Европы напротив исполнены холодного величия и бесстрастия.

Как уже было замечено выше, сегодня фотографии отводится большая роль в достижении расширения нашего восприятия пространства, постижении новой пространственной культуры . Именно благодаря фотографам-путешественникам, человечество получило возможность увидеть новыми глазами среду своего обитания.
 Константин Аликин глубоко затягивает зрителя в глубину художественного образа; порой он завораживает, озадачивает, удивляет – и это неразрывно связано с видением, присущим только ему, с его собственным раскрытием темы.

Поэтому Аликин никогда не бывает одинаков в своём отношению к объектам съёмки. В одних случаях в его работах может появиться усложненность изобразительной формы - игра светом и цветом, эффекты, иллюзия экспрессивного движения в фотокадре, или стыковка разноритмичных эпизодов в одном кадре - и это будет завораживать, сбивать с толку, создать ощущение неустойчивости, постоянного движения, дурманить зрителя, делать его свидетелем и невольным соучастником некоего «священнодейства».
В других случаях Аликин как бы дистанцирует зрителя от своего фотоповествования. Этому служат и антураж выбранного им для съёмки объекта, и доминирующая статичность кадра, и частая фронтальность внутри кадра и общая устойчивость форм. Фотограф строит свое изображение простыми и ясными для восприятия средствами и даже когда он находит для съёмки, казалось бы, загадочные и необычные объекты – его
фотокамера работает без эффектов, порой почти документально.

Все эти приемы выражают у Аликина совершенно иной авторский взгляд на предмет съёмки и, следовательно, совершенно другое прочтение темы, иное важное для него самого познание, которое и ведёт к потрясающей художественной выразительности кадра.
 И ещё одно важное наблюдение: Аликин делает всё, чтобы уменьшить, а порой даже разрушить дистанцию между фотографией и зрителем. Частые переходы от дальних и средних планов к ближним и очень ближним (взгляд камеры сквозь деревья, листья, изгородь, прутья решетки) задают постоянное движение восприятия «к изображению» и, в конечном итоге, затягивают зрителя в изображаемое действо или пространство. Этому же служат и эмоциональный напор, повышенная музыкально-звуковая аппелятивность многих снятых им сцен или сюжетов.

Фотографии Константина Аликина - это всегда некие истории, у которых нет ни начала, ни середины, ни конца. Да и сам мир, который мы можем увидеть на его снимках – он не совсем обычен и чаще похож на окно, в которое случайно довелось заглянуть на один миг. Этому есть объяснение: ведь мир совсем другой, когда смотришь на него через видоискатель. Ни поэтому ли архитектурные пейзажи Эдинбурга или Антверпена превращаются у Аликина в визуальные поэмы, очаровавшим его городам? А снимки, запечатлевшие романтическую атмосферу Лаго-ди-Гарда и Комо или театральное великолепие швейцарских Альп - в своеобразные рекламные фотографии, которые органично существуют вне рекламного контекста? А ещё портреты чудес природы, в которых просвечивают чувства фотографируемого; восхищение человека с фотоаппаратом уникальными предметами окружающего мира - мостами, скульптурами, старинными улицами, таящими в себе воспоминания и следы прошлого. Для Аликина фотография - не просто способ документации объекта, а самостоятельная форма искусства. В путешествии, например, по Эдинбургу он фотографирует не памятники архитектуры со всеми их подробностями, а субъективные образы – впечатления.
 И хотя метаморфозы минувших десятилетий «отметились» в жизни Константина Аликина, так же, как и в биографиях многих из числа его поколения, в его фототворчестве ни в коей мере не угадывается влияние актуальных в 1980-е — 1990-е годы школ и направлений в независимой российской фотографии, которыми были формальные эксперименты с соляризацией и коллажем, съемки на широкоугольный объектив и многое иное. Все, что автор взял из тех насыщенных экспериментами времён – это внимание к чистому «фотографическому событию» - игре света и формы в визуальной ткани города, природном явления, лице случайного прохожего.

Но, безусловно, самые сильные произведения Аликина продолжают традицию гуманистической европейской фотографии, отвечающий концепции «брессоновского» решающего момента. Обращение к городской повседневности и «простым мотивам» позволяют создавать автору универсальные, поэтически тонкие и философские образы, в которых место и время съемки уже не имеют большого значения. Избранные фотографии Константина Аликина поразительно умны, они всегда о смысле жизни, а не о странностях вчерашней погоды. В его объективе, что прекрасно видно на выставке в галерее «АРКА», нашли своё отражение и жизнь деревенской глубинки и блеск курортных городов, лоск витрин модных магазинов и непарадные городские будни, простые игры детей и духовные откровения взрослых, возрождение народных традиций и ежедневная борьба за выживание. Эти темы лучше всего характеризуют Аликина-фотографа, выделяя его среди других.

Важное слагаемое выставки «Галопом по…» - видеофильм Аликина «Фильмы для всех». Это не только важный компонент в придании экспозиции необходимой цельности, но и многое объясняющий в творчестве самого автора. Фотограф включает в свой фильм музыкальную ткань вне её исторического и географического контекста. Для него музыка – пластичный строительный материал, выбор которого производит он сам. В этом видео музыка становится дополнительным средством художественной выразительности каждого тематического фоторяда. Обычно полагают, что в подобных случаях фотограф обращается к музыке исключительно для создания на экране эффектных образов. Константин Аликин разрушает этот стереотип. Он обращается к музыкальной культуре 70-80-х годов минувшего века с целью углубить свое видение мира, наделить новыми смыслами свои сложные, многоуровневые фотографии, расширить семантику символов, хорошо знакомых поколению его сверстников.

Людмила Козлова, арт-критик.

 
e-mail:
Design: Создание сайтов во Владивостоке AWD Studio
© 2001 — 2019 Галерея «Арка», Все права защищены.