20 февраля — 9 марта 2019 года


Алексей Филатов
Быть или не быть

Галерея современного искусства "Арка"

Галерея современного искусства "Арка"

Галерея современного искусства "Арка"

Галерея современного искусства "Арка"

Галерея современного искусства "Арка"

 

Персональная выставка владивостокского художника Алексея Филатова «Быть или не быть» — в первую очередь, высказывание автора о познании своего отношения к миру. Для него все также важны исполнительское мастерство и профессионализм, владение техникой и ремеслом: композиция, цветовое решение, пластичность форм. После длительного перерыва в творческой деятельности, Алексей возвращается к живописи как образу жизни, который включает поиск, переживания, размышления, тайны, природу, искру Божью. Передать настроение эпохи, атмосферу нашего времени, главные события он стремится через краски и мазки. Художник пишет акрилом, который живописцы стали активно использовать в 1970-х гг., так как с акриловыми красками относительно легко обращаться, и они могут казаться очень похожими на масляные краски. Помимо профессиональных навыков, Алексей увлечён новыми формами, исследуя и творчество значимых художников XX и XXI веков, включая Энди Уорхола и Юэ Миньцзюня. Тема, поднятая Алексеем в его картинах, требует особого внимания.

Размышляя о положении современного человека в мире: его обособленности, одиночестве, бессилии и осознании этого положения, - можно прийти к выводу, что вынести такое бремя обычному человеку невозможно. Рано или поздно он распадется на части под этим грузом, сломается или потеряет смысл жизни. Большинству людей удается избежать этого благодаря компенсирующим механизмам, вроде растворения в жизненной рутине, стремления к власти, престижу, деньгам, зависимости от идолов, разделяемой с другими в одних и тех же религиозных или социальных группах. Другой путь предлагают художники, сталкиваясь с этим же давлением времени.
Алексей Филатов, в частности, остается в привычных границах пространства холста, но отказывается отражать (имитировать) гармонию и красоту окружающего мира, но интерпретирует её, создавая символичные образы, посвященные сути проблем нашего общества. Делая акцент на взаимопроникновении культур Востока и Запада, он пытается изменить мировоззрение зрителя в подтверждение основной идеи гуманизма - человечество содержится в каждом человеке, и человек развивает свою человечность в ходе истории. Старается найти общие и схожие черты в разных направлениях человеческой мысли, увидеть, как явления проявляют себя в схожих символах различных культур. Именно сегодня, когда средства связи стирают границы, и люди из разных стран с разным культурным менталитетом работают, дружат, создают семьи, настаёт время для нового синтеза и создания ценностей глобального общества. Ядром выставки стали образы человеческого черепа и свиньи, чьи изображения как раз можно встретить и в западной и восточной культурах.

Грамотное и уместное использование изобразительных образов и интерпретация их зрителями в принципе невозможны без понимания контекста истории искусства с обеих сторон. В европейской живописи череп являлся аллюзией на иллюзорность бытия. Художники использовали этот образ, чтобы подчеркнуть скоротечность жизни, дать зрителю лишнее напоминание о смерти и временности присутствия на земле. Череп мог служить напоминанием не только смерти, но и тлена, старения.  В древнем Риме череп с костями символизировал победу над смертью, символ использовался воинами во время триумфальных победных шествий, и всегда сопровождался латинской фразой, ставшей в наше время крылатым выражением: «Memento mori» («Помни, что ты смертный»). Воины древнего Рима наносили изображение черепа на одежду и использовали в различных нательных аксессуарах. В Средневековье художники отводят особое место изображением «плясок смерти» — хороводов, которых смерть, в виде многочисленных весело настроенных скелетов, водит с сильными и слабыми мира сего: королями, и епископами, и купцами, и простыми крестьянами. Перед смертью все равны, и власть, богатство и почет не спасут от могилы. Такие символические пляски с переодетыми актерами в Средние века устраивали на площадях в праздники, позже они получили широкое распространение в виде стихов, гравюр (например, известная серия работ Гольбейна), росписей (одна из лучших хранится в соборе Олевисте в Таллинне, Эстония). В 19 веке к этой теме постоянно обращались композиторы и поэты (Гете, Рильке, Сен-Санс, Лист, Мусоргский и др. Другим излюбленным сюжетом Средневековья с участием черепов был «Триумф Смерти» и его многочисленные варианты. Тут уже скелеты не весело пляшут, а громят, избивают и мучают. Тема, несомненно, связана с Апокалипсисом, но не с ним одним — ужасы бесконечных воин, болезней и бедности служили художникам своеобразными вдохновителями и давали массу материала. Непревзойденные образцы «Триумфов Смерти» —  это, конечно, одноименная картина Брейгеля и фреска неизвестного художника в Сицилии, прославившаяся на весь мир совсем недавно благодаря фильму Вима Вендерса «Съемки в Палермо». Не обошли своим вниманием черепа и кости художники, работавшие в более «низких» жанрах. Возник тип натюрмортов, получивший название «венитас» (от слова «суета», «тщета», связано со знаменитым «Все суета сует, и все суета» из Экклезиаста). Среди атрибутов хорошей и счастливой жизни — сочных фруктов, вина и сластей, среди символов плодотворной деятельности в науке и искусствах, словом, среди всего, что окружает человека, ненавязчиво затаивался и череп. Такие работы есть не только у художников XVI-XVII вв., но и у художников ХХ века, в частности, у Сезанна, Пикассо и Дали. Образ черепа остается популярным и в современном искусстве.  Шелкографии с их изображением делал Энди Уорхолл. Самым дорогим произведением в 2007 году был объявлен арт-объект «За любовь Господа» — бриллиантовый череп Дэмиана Херста. Можно вспомнить ироническую работу Игоря Макаревича — «Череп Буратино». Фрагмент картины Генриха Рихтера «Череп и свеча» размещен на обложке альбома «Daydream Nation» рок-группы «Sonic Youth». Оригинал полотна находится в рабочей студии «Sonic Youth» в Нью-Йорке. Такаси Мураками, Жан-Мишель Баския и многие другие.

Со времен палеолита череп рассматривается как вместилище души, жизни существа и наделяется особой ритуальной ценностью. У кельтов он почитался в качестве средоточия священной силы, которая защищала человека от неблагоприятных сил и даровала здоровье и богатство. Череп - атрибут индуистских отшельников, санньясинов, в знак их отречения от мира на пути к спасению. Череп выступает атрибутом грозных божеств тибетского пантеона. Даосских бессмертных (сянь) часто изображают с непомерно разросшимся черепом - знак того, что они накопили в своем мозгу огромное количество энергии ян.

Что касается образа свиньи, в античном мире свиноматка воспринималась как символ плодородия – это священное животное Исиды в Египте, богини земледелия Цереры в Греции и Деметры в Риме. Среди американских индейцев свинья воспринимается как подательница дождя, который оплодотворяет землю. У кельтов свинья была связана одновременно с богиней-свиноматкой  Керидвен, «Белой старухой», и лунарной богиней плодородия Феа; и она вскармливала богов. Для индусов свиноматка олицетворяет женский аспект Вишну – Ваджраварахи. Черная свинья, напротив, существо зловещее; в Древнем Египте – священное животное Сета. В греческой, хеттской и скандинавской мифологии широко распространен мотив превращения человека в вепря. Такое наказание грешники получают за свои проступки. У индейцев Южной Америки есть поверье, что кабаны – это превратившиеся в зверей люди, оскорбившие сына бога или героя.

В христианстве, соответственно в западной культуре, символ вепря обретает негативные черты. Тут он ассоциируется с дикостью, необузданной слепой силой, жестокостью, похотливостью и чревоугодием. Его также связывают с дьяволом, темными силами. Один из эпизодов Евангелия повествует об изгнании бесов, которое совершил Христос. Однажды он встретил двоих бесноватых, которые настолько обезумели, что прятались в гробах. Бесы, сидящие в этих двоих несчастных, поняли, что Иисус изгонит их. Тогда они попросили послать их в стадо свиней, которое паслось неподалеку. Иисус позволил бесам выйти из одержимых и войти в свиней. После этого стадо бросилось с обрыва в море и погибло. У евреев и мусульман свинина – нечистая, запрещенная пища, Символика свиньи также связана с обжорством, похотливостью, неудержимой агрессией. Однако свинья выступает и как символ материнства, благополучия и богатства. Домашняя свинья — зверь «сезонный», ее забивание и разделка туши — это заботы ноября — декабря. Именно поэтому осенние и зимние пейзажи изобилуют изображени­ями свиней, почти обязательного атрибута крестьянского быта в холодные месяцы. На многих картинах свиньи занимают видное место: их палят и режут, празднуя сытость и достаток — простые человеческие радости. Джордж Морланд, Нико Пиросмани, Ловис Коринт, Франсиско Гойя, Ганс Хоффман и многие другие художники изображали свиноматок, вепрей и кабанов как часть природы и жизни человека, который когда-то одомашнил ее.

Свинья — двенадцатый знак зодиака по китайской календарю, который символизирует счастье и служит олицетворением честности и изобилия. В традиционном народном фольклоре северо-восточного Китая, свинью воспевают как очень смелое животное, даже смелее медведя и тигра. Есть старинная китайская пословица: когда идёшь охотиться на тигра, то нужно запастись большим мужеством, а когда идёшь охотиться на диких свиней, то приготовь гроб. «Свиной след» есть и в китайской каллиграфии. Китайский иероглиф «цзя» (jia), означающий «дом», «семья», состоит из двух частей - верхней и нижней. Верхняя означает «крыша, дом», а нижняя - «свинья».  Если сложить эти две части вместе, то получится значение «свинья в доме». Со свиньёй в Китае ассоциируется процветание и богатство, так как в Древнем Китае есть свинину могли себе позволить только богатые люди. Многодетность раньше в Китае считалась признаком счастливой семьи. Вот и свинья, которая обычно рожает помногу поросят, стала также символом семейного счастья. Таким образом, значение «свинья в доме» в переносном смысле означает «счастье, удача и процветание в доме». Идеографическая этимоло­гия хорошо передает экономическое и ритуальное значение семьи в Китае.  Свинья была у китайцев также главным жертвенным животным, благодаря которому в дни семейных празднеств осуществлялось общение жи­вых с умершими предками. Так, в слове «семья» отобразились важнейшие аспекты человеческой жизнедеятельности: родство по крови или браку, общность имущества, хозяйственная и культовая самостоятельность.
Погружаясь в исследование семантики образа свиньи и черепа, напрашивается вывод о том, что понятия «культура Востока» и «культура Запада» весьма условны. Образно говоря, Восток (под которым обычно понимают Азию) и Запад (представленный Европой и Северной Америкой) - это две ветви одного дерева, развивающиеся каждая в своем направлении, в одно время, параллельно, но по-разному. Ни одна из них не возвышается над другой. Им присуще определенное сходство, но и различий при этом найдется достаточно. 

Однако исходя из теории и практики глобализации культур, мы, возможно, будем свидетелями того, как цивилизации Запада и Востока станут единым целым уже в XXI веке. На западе давно стоит гордое знамя одиночки и индивидуалиста. Восток растворяется в природе, не противопоставляя внешнее и внутреннее. Череп как западный символ бренности бытия и конечности жизни и свинья как восточный символ благополучия и достатка на контрасте радости и страха погружают в мир эмоций, которые могут освобождать и дарить ощущение свободы, к которой, так или иначе, мы все стремимся.

Юлия Климко, искусствовед

 
e-mail:
Design: Создание сайтов во Владивостоке AWD Studio
© 2001 — 2019 Галерея «Арка», Все права защищены.