5 – 22 февраля 2020 г.


Ирина Загузова
«Ракета»


фотография, видео, объекты

 

Выставка Ирины Загузовой «Ракета» – это результат продолжительной рефлексии на тему истории родного города художницы, Комсомольска-на-Амуре, а также детства, надежд и хода времени. Объектом внимания здесь становятся разрушающиеся советские детские площадки. Опираясь на личные воспоминания и впечатления, художница намечает точки, от которых в разных направлениях разворачивается ассоциативный ряд. Однако она не ставит целью подвести зрителя к каким-либо определенным выводам, оставляя концовки открытыми.

Для этой выставки художница впервые обращается к фотографии. По ее признанию, даже фотоаппарат был приобретен непосредственно для личной документации детских площадок, которую она изначально не планировала использовать в работе. Большая часть фото датируется 2012 годом, однако вопросы, возникшие у нее к собственному и коллективному прошлому, не нашли своего разрешения, что и подтолкнуло ее к оформлению снимков в экспозицию.

Проект нетипичен для художницы и намечает поворот в ее профессиональном становлении. Окончившая под руководством Ю.В. Собченко Дальневосточную государственную академию искусств, она ранее представила несколько выставок живописных работ, для которых характерна интроспекция, поиск сюжетов в приватных сторонах жизни художника, эксперименты с живописной техникой, цветом и пластикой. В «Ракете» Загузова не только осваивает новый медиум, но и меняет сам вектор деятельности, стремясь освоить более объемную тему и проблематизируя реальность за пределами частной сферы.

Выставку открывают блоки снимков с видами игровых зон в городских дворах. Лесенки-ракеты, как и другие типовые конструкции, знакомы каждому, чье детство пришлось на период после начала космической эры. Их повсеместность неудивительна, учитывая, как много значил образ космоса для жителя СССР в 1960−70-е гг. Наука о будущем, или «научная прогностика», как ее тогда называли, также приобрела наибольшую популярность в этот период. Эскапистские мечты о космосе как образе невозможного рая, вечно недоступного и удаленного во времени, рифмовались с планами «строительства коммунизма» и расцветали в полную силу в произведениях взрослой и детской научной фантастики. Ракета – основной символ, объект-воплощение этих фантазий; она устремлена вверх и вперед, к идеалам, утопиям, другим возможностям и мирам.

Детство и все, что с ним связано, является проекцией надежд на будущее, отражает ожидания конкретного общества. Неудивительно, что сейчас советские ракеты вместе с другими соседями по площадке – кораблями, паровозами, каруселями, лесенками и качелями – представляют собой заброшенные, заржавевшие остовы этих надежд. Покосившиеся или сломанные вандалами, они охраняют свою территорию долгие десятилетия, и хотя их периодически пытаются облагородить и подкрасить, но вряд они хоть немного привлекательны для детских игр. По сути, советские площадки становятся емкой до очевидности метафорой несоответствия детских ожиданий и реальности жизни. Черно-белые и цветные фотографии Загузовой становятся его прямолинейной и несентиментальной документацией.

Иное направление для проведения аналогий, к которому подходит художница –  параллели между конструкциями площадок и постройками «зон». Фотографии блока «зоны» принадлежат авторству Татьяны Фроловой, основательницы и художественного руководителя Театра КнАМ, которая однажды предложила художнице посетить места колоний в окрестностях города. Об этой поездке Загузова вспоминает: «Когда мы объехали действующую "зону", и я увидела вышку, я была поражена, попросила остановить машину. Те же ритмы, пластика, все... и это тоже про меня. Репрессии, Амурлаги. Город, в котором я родилась, так построен. Весь привокзальный район, где я жила, был "зоной"».

Имя Комсомольска-на-Амуре прославляет молодых энтузиастов-комсомольцев, собравшихся со всего СССР на стойку в отдаленном регионе, где раньше обитали немногочисленные переселенцы с Урала и охотники-нанайцы. Однако известно, что большую часть работ при возведении нового города выполняли заключенные (отсюда одно из неофициальных названий – Арестантов-на-Амуре). «Зона» всегда была здесь, с самого основания города, и разграничение двух миров весьма условно. Она существовала бок о бок с парадной «комсомольской» жизнью, а на деле оказалась намного более живучей.

На одном из снимков из-за забора виднеется смотровая вышка, устремленная вверх так же, как уже знакомые нам ракеты. Она нависает, недвижимая в своем непрекращающемся бдении; она точно никуда не взлетит. На фоне этого образа кажутся уже не такими безобидными домики детских площадок, испещренные решетками, обозначающими стены, или современные детские росписи на заборах с колючей проволокой. На всей территории города и соседствующей «зоны» повторяются заборы и проволоки, выполняющие похожую функцию – отгораживать и ограничивать. По металлу каруселей, стен и ворот, колючих проводов, по сухой осенней траве расползается ржавчина. Ассоциативный ряд художницы в этих снимках основывается на поиске формальных и колористических аналогий.

Конечно, пейзаж, запечатленный Загузовой, наверняка уже в скором времени подвергнется окончательному разрушению. Советских детских площадок становится все меньше, местами появляются новые – яркие, китчевые, пластиковые, такие же типовые. И это намечает еще одно направление развертывания ассоциаций. Научились ли мы наконец мыслить новое будущее вместо латания старого? Какие пожелания к этому будущему отражают пластиковые проекции общественных надежд, как сложится их судьба и судьба всего поколения? Возможно, какие-то из этих вопросов станут началом для новых серий художницы, а пока поросшие травой дворы Комсомольска, вместе с большинством других дворов страны, где побеждает энтропия, пребывают в бесстрастном ожидании.

Адель Ким – искусствовед, куратор.

 
e-mail:
Design: Создание сайтов во Владивостоке AWD Studio
© 2001 — 2020 Галерея «Арка», Все права защищены.